Меню Обратиться за консультацией

Иван Солтановский: «Вопрос выхода России из Совета Европы неактуален»

13.09.2018

Россия не покинет Совет Европы (СЕ), поскольку эта площадка важна для реализации ее национальных интересов. Об этом в интервью «Известиям» заявил постоянный представитель РФ при международной организации Иван Солтановский. Он также оценил ход реформирования Парламентской ассамблеи (ПАСЕ), рассказал, почему Россия отказалась платить взносы в СЕ, и пояснил, как Москва сотрудничает с ЕСПЧ, несмотря на противоречия.

— В июне 2018 года в МИД России заявили о том, что сегодняшняя ситуация в Совете Европы близка к кризисной. С чем связан этот кризис и какие последствия он может вызвать?

— Сейчас на Западе очень активно действуют силы, которые хотят представить Россию в образе врага и используют для этого все средства. К сожалению, Совет Европы не остался в стороне от этих процессов. На наш взгляд, лишение российской делегации ряда полномочий в ПАСЕ произошло именно в этом контексте. Из-за попыток ряда стран использовать организацию в своих корыстных целях действие механизмов, которые призваны стоять на страже верховенства закона, прав человека и демократии, теряет легитимность. Для организации всё это может иметь далеко идущие последствия. К этому мы и привлекаем внимание наших партнеров.

— О каких конкретно странах вы говорите?

— Я не хотел бы специально выделять отдельные делегации, потому что ситуация изменчива. Здесь могу упомянуть только, пожалуй, Украину, которая после госпереворота и воссоединения Крыма с Россией заняла резкую антироссийскую позицию и открыто пытается шантажировать организацию выходом из ПАСЕ в случае, если российская делегация вернется в Парламентскую ассамблею.

— Есть ли другие государства, которые сталкиваются с трудностями в Совете Европы?

— В той или иной степени критические замечания относятся ко многим странам. Но объектом критики помимо нас чаще всего становятся Азербайджан и Турция. Мы считаем это проявлением двойных стандартов и даем этому соответствующую оценку.

— С учетом неучастия России в ПАСЕ как строится работа российской делегации в организации?

— Работа с ПАСЕ продолжается — диалог между российским Федеральным собранием и ассамблеей, в том числе и на уровне глав международных комитетов, ведется до сих пор. Представители нашего парламента участвовали в работе специального комитета, созданного для рассмотрения вопросов, связанных с работой национальных делегаций в ПАСЕ. На октябрьской сессии ассамблея обсудит доклад о реформе организации. От итогов этих дискуссий будет зависеть многое. Вместе с тем в Совете Европы есть такие важные органы, как, например, Комитет министров и ЕСПЧ. В их деятельности мы принимаем активное участие. Работа идет по различным направлениям: это и борьба с наркотрафиком, терроризмом, отмыванием денег, и правовое сотрудничество, и вопросы спорта, и темы молодежных обменов, и культурные вопросы. Совет Европы также имеет компетенцию по многим вопросам так называемой мягкой безопасности, что зафиксировано в уставе организации. Наша работа в Совете Европы не прерывается — напротив, мы активно отстаиваем позицию о построении единой Европы без разделительных линий.

— Получается, Россия не рассматривает возможность выхода из организации?

— Вопрос выхода из Совета Европы на данный момент актуальным не является. Кризисы рано или поздно заканчиваются. Мы все прекрасно знаем, что легко хлопнуть дверью, гораздо сложнее вернуться.

— Вы сказали, что на октябрьской сессии будет обсуждаться реформирование регламента Парламентской ассамблеи. Если Россия не участвует в заседаниях, соответственно она не будет участвовать в рассмотрении реформы?

— На начальной стадии, как я сказал, работал специальный комитет, рассматривавший правила процедуры ПАСЕ. Туда были приглашены и представители российского парламента, они в этих обсуждениях участвовали. Комитет уже закончил свою работу, и в дальнейшем вопрос должны обсудить профильные комитеты ПАСЕ. В октябрьской сессии мы не участвуем, потому что российская сторона подверглась дискриминации начиная с весны 2014 года, что стало причиной обострения нынешнего кризиса в ассамблее.

— Какова позиция России по реформированию ПАСЕ?

— Все государства имеют равные права и равные обязательства во всех уставных органах Совета Европы — в Комитете министров и Парламентской ассамблее. Лишение нас представленности в одном из этих органов — прямое и грубое нарушение устава. Для устранения причин такого кризиса необходимо без предварительных условий восстановить права России в Парламентской ассамблее на основании того, что все участники равны.

— Российский МИД заявил, что Москва не будет выплачивать взносы в СЕ до тех пор, пока ее права в ПАСЕ не будут полностью восстановлены. Глава украинского МИДа Павел Климкин назвал такое решение России «финансовым шантажом». Как сейчас решается этот вопрос?

— Накануне летних каникул, на последнем заседании Комитета министров, мы заявили, что выплаты взносов возможны только после восстановления российского представительства в Парламентской ассамблее. Речь не идет о каком-либо финансовом или политическом шантаже, в чем нас обвиняют на Украине. Вопрос здесь гораздо шире — как предотвратить применение каких-либо санкций к какой бы то ни было делегации в Совете Европы. Если рассматривать вопрос чисто в юридической плоскости, то лишение нас права участия в ПАСЕ — откровенное нарушение устава. Мы четко говорим, что видим прямую связь между принципом равенства всех государств и финансовыми обязательствами. Возникает вопрос: какой смысл в том, чтобы нести обязательства без возможности реализовать уставные права. Отсюда и наше требование восстановить весь комплекс прав, который предусматривает членство в Совете Европы. Что касается слов главы украинского МИДа, то это не новость. Отмечу лишь, что шантажом занимается не Москва, а Киев, который грозит покинуть ПАСЕ, если туда вернется российская делегация.

— Совет Европы уже ставил России четкие сроки внесения взносов. Чем чревата дальнейшая их невыплата?

— Мы прилагаем усилия по урегулированию политического кризиса в Совете Европы, который возник из-за ситуации в ПАСЕ. Надеемся, руководство Совета Европы, включая прежде всего ПАСЕ, понимает, что языком ультиматумов с нами разговаривать не получится, да и нельзя. Это просто контрпродуктивно. Что касается последствий, я бы не хотел сейчас предвосхищать события.

— Есть ли в организации страны, которые открыто поддерживают российскую сторону?

— Из тех делегаций, с которыми мы работаем, многие в значительной степени разделяют нашу аргументацию. Некоторые страны предпочитают воздержаться от того, чтобы открыто поддерживать нас. Однако о необходимости выхода Совета Европы из структурного кризиса уже говорят большинство стран — членов организации.

— Как изменилась работа ПАСЕ после ухода Педро Аграмунта с поста ее председателя?

— После того как Аграмунт покинул свой пост, его сменила киприотка Стелла Кириакидес, затем должность занимал итальянец Микеле Николетти, сейчас ПАСЕ возглавляет швейцарка Лилиан Мори Паскье. Она недолго занимает этот пост, но нам представляется, что она отдает себе отчет в том, что в рамках ПАСЕ важно восстановить нормальную атмосферу диалога между всеми 47 делегациями в ассамблее. Для этого необходимо избегать ультиматумов и барьеров, которые, к сожалению, выдвигает агрессивное меньшинство депутатов. В этом же русле мы будем рассматривать то, какую позицию займет руководство ПАСЕ в вопросе реформирования регламента.

— Чего ожидает российская сторона от председательства Финляндии в СЕ?

— Председательство от Хорватии к Финляндии переходит во второй половине ноября. Мы работаем со всеми государствами, которые возглавляют Комитет министров СЕ. От финских коллег мы ждем, что они будут стремиться к реализации уставных целей организации. Более того, на финское председательство придется и подготовка к 70-летию Совета Европы. От того, какую линию займет Хельсинки, во многом будет зависеть исправление текущих перекосов.

— А как вы оцениваете сотрудничество России с недавно вступившей в должность комиссара СЕ по правам человека Дуньей Миятович?

— Российская сторона знает Дунью Миятович довольно давно, еще по ее работе в ОБСЕ. Россия всегда открыта к конструктивному сотрудничеству с комиссаром Совета Европы по правам человека. Мы исходим из того, что это должна быть дорога с двусторонним движением, и не только планируем привлекать внимание Миятович ко многим проблемам, но уже это делаем: так, мы поднимали вопросы дискриминации в странах Балтии, нарушения прав человека на Украине, христианофобии в ряде европейских стран, переписывания истории на примере Второй мировой войны. Работа с комиссаром предстоит большая, и мы к ней готовы.

— В контексте работы на правозащитном направлении в каком ключе в СЕ обсуждается ситуация с российскими журналистами на Украине — в частности, тема ареста Кирилла Вышинского?

— В сфере свободы слова на Украине сложилось тяжелое положение. Киев преследует не только российских журналистов, но и украинцев, которые высказывают мнение, отличное от официальной точки зрения. Ситуация вокруг главного редактора «РИА Новости Украина» Вышинского — одна из наиболее вопиющих. Совет Европы не оставил эту ситуацию без внимания. В частности, озабоченность данной ситуацией выразила комиссар по правам человека Миятович. Со своей стороны мы неоднократно обращали и будем обращать внимание руководства СЕ и Комитета министров на гонения на российских журналистов, в том числе и на Украине. Преследование Кирилла Вышинского недопустимо, особенно с учетом его проблем со здоровьем. Его защита — одна из наших задач на ближайшее время.

— В августе российский уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова обратилась в СЕ с просьбой способствовать освобождению арестованной в США россиянки Марии Бутиной. Обсуждается ли эта тема в организации и готовы ли в СЕ предпринять реальные шаги по решению этого вопроса?

— Ситуация с россиянкой Марией Бутиной вызывает справедливое возмущение. Нам известно об обращении Татьяны Москальковой к комиссару по правам человека Дунье Миятович по этому вопросу. Ситуация здесь несколько сложнее: Мария Бутина арестована в США, которые не являются членом Совета Европы. Они обладают лишь статусом наблюдателя. Этот факт существенно снижает потенциал воздействия на Вашингтон на страсбургской площадке. Однако СЕ проводит активную работу в этом направлении. На предстоящей встрече с Дуньей Миятович я, естественно, первым делом подниму этот вопрос.

— В СМИ периодически возникает информация о возможном выходе России из Совета Европы в связи с решениями Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). При этом в самом ЕСПЧ отмечают, что российская сторона выполняет большинство решений суда. Как сейчас выстраиваются отношения России с этой структурой?

— Тематика нашей работы в суде привлекает внимание как в России, так и в других странах Совета Европы. Наши отношения с ЕСПЧ имеют рабочий и в целом конструктивный характер. Хотя проблемы существуют и там. Мы 20 лет назад ратифицировали Европейскую конвенцию по правам человека.

Мы исходим из того, что решения суда должен диктовать юридический, а не политический подход. К сожалению, порой ЕСПЧ политизирует некоторые вопросы и выходит за рамки своей компетенции. Тогда и возникают проблемы. Мы стараемся их решать в духе взаимопонимания, выдвигая четкие юридические аргументы. Кризис в отношениях с СЕ коснулся и ЕСПЧ. Лишение нашей делегации прав в ПАСЕ привело к тому, что половину судей в ЕСПЧ выбрали без российского участия. Тем не менее мы стремимся добросовестно выполнять обязательства по конвенции: так, у нас один из самых высоких показателей по выполнению решений суда — Россия выполнила порядка 95% постановлений ЕСПЧ.

— Недавно комиссия ПАСЕ порекомендовала странам-участницам принять закон, аналогичный «закону Магнитского». Как вы можете прокомментировать эту ситуацию?

— Никак, потому что мы не представлены в ПАСЕ и не имеем никакого отношения к так называемому законотворчеству или подобным инициативам, исходящим от ассамблеи. По политической составляющей «дела Магнитского» российская сторона высказывалась неоднократно и четко. Ничего нового здесь нет, и его любая дополнительная «раскрутка» однозначно вписывается в антироссийскую санкционную вакханалию, ставшую столь модной на Западе.

В заключение скажу лишь, что, несмотря на все кризисы и сложности, площадка Совета Европы важна для нас и наших национальных интересов. Поэтому мы и дальше будем отстаивать их так, как это было с момента вступления России в организацию.

Источник: https://iz.ru/787840/ekaterina-postnikova/vopros-vykhoda-rossii-iz-soveta-evropy-neaktualen